Смертность от рака

Я видел как умирают онкологически больные люди. Да, и онкология является уже не одно десятилетие проблемой, которая тревожит людей, вот мне и стало интересны статистические данные в каких районах распространяется рак и какой. Везде данные разные, но у всех суть одна и, хоть, цифры разные, это позволяет определить чего и где больше.

Доклад Всемирной организации здравоохранения свидетельствует, что более 60% новых случаев заболевания регистрируются в странах Африки, Азии, Центральной и Южной Америки.

70% всех смертей от рака в мире относятся к странам этих регионов.

Однако, заболеваемость раком не обязательно коррелирует с общим уровнем смертности в конкретных странах. В некоторых регионах имеется больше ресурсов для лечения больных раком и улучшения их шансов на выживание.

Например, Европа и Северная Америка имеют более низкую смертность от рака по сравнению с общим числом заболевших, в то время как Азия и Африка имеет большее число случаев летального исхода раковых заболеваний.

В 2014 году злокачественные новообразования опередили травмы, отравления и несчастные случаи. Самыми частыми причинами смерти от злокачественных новообразований является опухоли легочной системы (17,4%), рак желудка (10,9%), рак груди (8,0%), опухоли толстой кишки (7,6%) и прямой кишки (5,8%). Статистика по смертности от онкологических заболеваний у мужчин и женщин существенно различается. У мужчин основными причинами онкологической смертности являются опухоли легких и бронхов (26,8%), рак желудка (11,7%) и новообразования простаты (7,2%). У женщин к смерти от злокачественных новообразований чаще всего приводят такие болезни: рак груди (17,0%), опухоли желудка (10,0%), колоректальный рак (9,5%), а также опухоли легких, трахеи и бронхов (6,3%).

Ниже на карте предоставлен рейтинг онкологических заболеваний по регионам России — информационная статистика за 2014 год ( http://gidmed.com/onkologiya/obshhie-svedeniya/statistika-on. ).

Кроме общего регионального статистического анализа смертности, учитываются данные по некоторым основным локализациям рака. Показатели смертности у мужчин от злокачественных новообразований легких, трахеи и бронхов соответствуют региональным параметрам общей смертности от рака. Наибольший уровень смертности от рака легочной локализации отмечается на юге Урала, преимущественно в Курганской и Оренбургской области. Региональная статистика у мужчин при опухолях желудка отличается от общей картины. Мужская смертность от рака желудка выше всего в центральной и северной областях Европейской части России и южной Сибири. В то же время, меньше всего мужчин умирают от рака желудка на Урале, на юге Европейской части, на Поволжье и в Сибири.

Наиболее неблагоприятная ситуация по смертности от рака колоректальной локализации отмечается в северо-западных регионах России, а также в южной части Урала. Лучше всего по показателям смертности от колоректальных опухолей обстоят дела на Алтае, в Якутии и в республике Тыва. Уровень смертности от рака предстательной железы не имеет четкой региональной картины. Поэтому в одном регионе участки с низкой смертностью могут сочетаться с областями с высокой смертностью.

Региональные статистические показатели у женщин, в зависимости от отдельных форм рака, имеют определенные особенности. В частности, самая высокая смертность от опухоли молочной железы наблюдается на Дальнем Востоке и в Сибири. Кроме того, большое количество женщин умирает от рака груди в Калининградской, Ленинградской и Калужской областях. Самая низкая смертность при раке груди отмечается на Поволжье, в северной части Европейской зоны и в Якутии. Статистика по колоректальному раку показывает, что наибольшая смертность отмечается на Урале, в Дальневосточном регионе и на Северо-Западе России. Что касается рака желудка, то региональная статистика смертности при этой локализации соответствует картине, наблюдающейся у мужчин.

Вот 5 стран-лидеров по количеству раковых заболеваний:

1. Дания – 338,1 на 100 тысяч человек;

2. Франция 324,6 на 100 тысяч человек;

3. Австралия 323,0 на 100 тысяч человек;

4. Бельгия 321,1 на 100 тысяч человек;

5. Норвегия 318,3 на 100 тысяч человек.

Ну, а следующие идут США, Ирландия, Корея, Нидерланды и Новая Каледония.

Есть такое место Новая Каледония, да, вот ниже это на карте.

До этого я говорил про количество заболеваний, а теперь – самая высокая смертность от рака на очередном маленьком острове Джерси, где расположен всемирно известный «трест охраны диких животных», основанный Джеральдом Даррелом (Нормандские острова, владение Великобритании). Здесь от злокачественных опухолей умирают в год 314 человек на каждые 100 000 жителей. В соседнем же по Великобритании этот показатель почти вдвое ниже.

Никогда бы на карте этот остров не нашёл:

Венгрия — страна с наиболее высоким уровнем смертности от онкологических заболеваний. Здесь от рака умирают 313 человек на 100 000 жителей (в год). А самая низкая смертность от рака зарегистрирована в неподалеку расположенной Македонии, где на 100 000 жителей в год приходится 6 смертей от этой болезни.

И немного общей статистики по РФ.

Чаще диагностируются онкологические процессы кожных покровов, потом следуют другие поражения. Самой распространенной считается меланома, затем прочие локализации.

Общая структура по органам:

11,4% – приходится на рак груди;

10,6% – опухоли бронхов, трахеи или легких;

7,1% – желудочные новообразования;

5,6% – опухоли простаты;

5,1% – поражения прямой кишки;

4,7% – лимфатические ткани, система кроветворения;

4,2% – маточные опухоли;

3,8% – новообразования в почках;

2,9% – опухоли поджелудочной;

2,9% – цервикальный рак;

2,8% – образования в мочевом пузыре;

2,6% – онкология яичников.

Среди пациентов-мужчин структура заболеваемости выглядит так:

18,6% – трахейные или бронхолегочные опухоли;

12,2% – простатические образования;

11,3% – кожный покров;

8,9% – желудочная онкология;

6,1% – поражения ободочной кишки.

У женщин распространенность онкологии относительно органов выглядит несколько иначе:

20,8% – онкология молочных желез;

16,3% – кожные новообразования;

7,6% – онкологические процессы в матке;

7,2% – поражения в ободочной кишке;

5,6% – опухоль маточной шейки;

4,7% – яичниковые образования.

Следует заметить, что у женского населения преобладающее число онкологических патологий приходится на органы репродукции (38,8%). Кроме того, у женщин значительно реже обнаруживается онкология органов пищеварения и дыхательной системы.

Наибольший процент клинических случаев приходится на возрастную категорию старше 70.

Что же касается молодых пациентов до 30, то у них преобладает онкология следующей локализации:

32,4% – онкологические процессы в лимфосистеме или органах кроветворения;

9,8% – нервносистемные опухоли;

7,2% – цервикальный рак;

6,8% – образования в щитовидной железе;

4,4% – опухоли яичников;

4,2% – поражения костной системы.

Что же касается 30-59- летней возрастной группы, то у них онкологическая заболеваемость складывается следующим образом:

15,8% – онкология молочных желез;

10,2% – бронхолегочные или трахейные раковые поражения;

10,1% – образования кожного покрова;

6,6% – желудочные опухоли.

Специалисты определили и средний возраст пациентов, который у мужчин составляет 64 года, а у женщин 63. К счастью, подобный показатель имеет возрастающую тенденцию, то есть онкологические процессы развиваются у пациентов в более позднем возрасте, нежели в былые годы.

В общем, онкология – это отвратительно, тяжело и отстой. Поэтому берегите себя и близких, а кто столкнулся с этим прямо или косвенно – держитесь и верьте.

Россияне умирают от рака. Статистика это скрывает?

Профессор Санкт-Петербургского научно-исследовательского института онкологии Вахтанг Мерабишвили выступил с открытым письмом к онкологам, призвав их не участвовать в фальсификации данных о статистике рака в России. По его словам, сбор информации ведется «на коленке», цифры искусственно подгоняются к требуемым государством показателям. Выходит, если данные — фейковые, то и вся борьба с раком в России — имитация? Чтобы понять, насколько российская онкологическая картина оторвана от реальности, «Лента.ру» поговорила с онкоэпидемиологом, исполнительным директором Ассоциации онкологов Северо-Западного федерального округа, научным сотрудником университета Тампере (Финляндия) Антоном Барчуком. Одна из основных тем его научных исследований — раковые регистры и медицинская статистика.

Читайте также:  Зеленые какули у взрослого

«Лента.ру»: Один из главных факторов эффективности онкологической помощи — это выживаемость. Сколько в среднем сейчас россияне держатся после постановки диагноза?

Антон Барчук: На федеральном уровне пока такой показатель недоступен. Чтобы посчитать выживаемость, нужно для каждого онкологического пациента иметь две даты: когда поставлен диагноз и когда умер.

Ну с этим же все должно быть просто. Разве нет?

Проблема в том, что не всегда из загса можно быстро получить сведения о смерти конкретного человека. Например, в Финляндии это делается централизованно — просто сводятся автоматически две базы данных: онкологический регистр и смертность. А у нас в каких-то регионах это делают, в каких-то есть трудности. Из-за этого в регистрах бывают «мертвые души» — то есть пациент умер, но сведений об этом в базе нет. Показатель выживаемости высокий, а на самом деле это просто некорректные цифры.

Самое сложное в работе с регистрами — получать данные по выживаемости, которые имеют смысл, которыми можно оперировать. Нужна не просто фиксация факта болезни, а еще и корректные данные по стадии, по типу опухоли. Нужно учитывать причину смерти онкологических больных. Также нужно учитывать смертность здоровых людей того же возраста и пола, у которых нет рака. Ведь если высока смертность от других причин, то и расчеты выживаемости больных раком должны это учитывать. Мы как раз сегодня занимаемся тем, что пытаемся считать выживаемость различными методами. Это не так просто.

Значит, когда говорят, что выживаемость при раке в России ниже, чем в Европе и Америке, — это неправильно?

Выживаемость в России и за рубежом мы сегодня не можем сравнить объективно. И не только из-за базалиом или проблем с методикой. Например, в Финляндии выживаемость по раку молочной железы намного выше, чем в России. Но там это происходит не только из-за качественного лечения, но и за счет программы скрининга. То есть выявляется очень много женщин на ранних стадиях, есть и гипердиагностика. Эти пациентки не будут умирать, поэтому показатель выживаемости там выше. Это касается и рака предстательной железы. В Финляндии пациенты с этой опухолью живут гораздо дольше.

Видимо, в России все совсем плохо.

Это не означает, что в России лечат хуже. Чтобы увидеть объективную картину, нужно сравнивать больных с одной и той же стадией рака, с одинаковым морфологическим типом опухоли. И даже тогда могут возникнуть трудности.

А если честно, выживаемость — не самый простой метод оценки качества онкологической помощи, и он мало что может сказать о текущей картине. Есть куда более доступные индикаторы для каждого типа опухоли, но информация о них сейчас не собирается.

Какие это индикаторы?

Для каждой опухоли есть свои диапазоны. Это может быть время от появления симптомов до постановки диагноза; время от диагноза до начала лечения; количество удаленных при операции лимфатических узлов; качество удаленного при операции морфологического препарата; процент больных, получающих дополнительную к операции химиотерапию или лучевую терапию; процент больных, получающих адекватное обезболивание, и так далее. Важно, что для оценки этих показателей не надо ждать год, три или пять, как для того же индикатора выживаемости.

К сожалению, у нас к раковым регистрам относятся как к какой-то системе учета, как к бухгалтерии. Это неправильно. Во всем мире регистры — это мощнейшие научные центры. В скандинавских странах, например, больше половины всех научных исследований в онкологии делается на базе регистров. Смотришь на наши данные и понимаешь, что это материал для адекватных диссертаций. На основании них уже сейчас можно делать научные работы международного уровня.

На данных раковых регистров изучают факторы риска, создают программы скрининга, делают рекомендации для врачей: какие методы лучше не использовать, стоит ли рискнуть при такой локализации опухоли и сделать операцию, насколько эффективно будет такое-то лекарство у той или иной группы пациентов в реальной практике. Можно даже составлять прогнозы по заболеваемости, на этом основании составлять бюджеты на лекарственное обеспечение. Кстати, если врачи увидят, как можно использовать данные раковых регистров, они по-другому будут к ним относиться. Будут передавать корректную информацию, использовать единые классификации при определению диагноза, стадий.

Регистры могут многое рассказать даже о качестве работы онкологов на конкретной территории. Например, мы видим, что в этом регионе много случаев, когда диагноз выставляется уже посмертно. Едем туда и разбираемся. Причин может быть миллион, но, как правило, они системные и вполне устранимые. Это не всегда плохо. Иногда бывает, что онкологи и морфологи в таком регионе внимательнее относятся к постановке диагноза, в том числе посмертного. Или смотрим: а почему в этой больнице выживаемость намного ниже, чем в соседней? Это начинает обсуждаться. Задача не в том, чтобы кого-то наказать, а чтобы всем было лучше, прежде всего — пациентам. Так во всем мире делается. Но над регистрами нужно работать, вкладываться в это, обучать людей.

Российской онкологической статистике верить нельзя?

Наоборот, онкологическая статистика у нас в стране намного лучше, чем по любым другим заболеваниям. Так сложилось исторически. Регистрация онкологических заболеваний у нас ведется с 1953 года. Эта система не была разрушена после перестройки, а продолжала существовать. В конце 1990-х годов приказом Минздрава создали электронную систему регистрации. Практически в каждом регионе есть регистры, куда стекаются цифры по онкологии. То есть население России охвачено учетом на 90-95 процентов. Далеко не все страны могут похвалиться такой базой.

Но при желании ведь можно нарисовать любые цифры. Насколько сведения корректны?

Первичная и самая важная задача регистров — собирать данные по заболеваемости, то есть фиксировать новые случаи рака. С этой точки зрения цифры корректны для большинства опухолей. Это обусловлено объективными причинами. Для подтверждения онкологического заболевания всегда нужен морфологический диагноз — то есть проводится биопсия, исследуется ткань опухоли.

При других патологиях диагнозы часто выставляются субъективно, на основании жалоб или субъективных критериев. К тому же и пациент, и врач заинтересованы в том, чтобы морфологическое исследование было выполнено. Без этого пациенту просто не поставят диагноз, не выпишут дорогие лекарства. Придумать какие-то левые цифры, занизить или, наоборот, завысить первичные данные о новых больных практически невозможно и не имеет большого смысла. Любые манипуляции с табличными данными видно невооруженным глазом.

Все ли больные учитываются в раковых реестрах?

В региональных регистрах могут быть некорректные сведения по детским заболеваниям, гематологическим и опухолям мозга. Но эти проблемы характерны для всего мира. Связано это с тем, что больные с такими локализациями опухолей, как правило, лечатся не в диспансерах или вообще не по месту жительства, поэтому сведения о них могут не попасть в региональные регистры. Это системные недоработки, которые надо решать, но это вовсе не чей-то злой умысел или какая-то целенаправленная политика.

После замечания президента Путина о том, что нужно сделать упор на раннюю диагностику, статистика по пациентам с первыми стадиями рака начала стремительно расти. Совпадение?

Даже без всяких манипуляций, без всяких команд сверху можно десять раз перепутать данные о ранних стадиях. Есть такая опухоль кожи — базалиома. Это не совсем рак. Эти опухоли практически всегда выявляются в самом начале, смертей почти не вызывают. Если их включать в общую статистику онкологических заболеваний, то получится, что у нас высокий процент выявления рака на ранних стадиях и низкая летальность.

Читайте также:  Настойка из плодов каштана от варикоза

За рубежом базалиомы чаще не учитывают в общей статистике. Но эту особенность российской статистики никто не скрывает, она известна всем специалистам. От этой практики действительно нужно постепенно отходить. Мы пытаемся решить задачу по унификации российской и международной статистики. В том числе для этого в прошлом году перевели на русский язык международную классификацию онкологических болезней, а с этого года Минздрав рекомендовал ее использование во всех раковых регистрах страны.

Есть и другие объективные причины, которые могут вызывать путаницу, их нужно и важно объяснять, но это не сильно отражается на общей картине показателей заболеваемости и смертности. В некоторых регионах также есть проблемы с качеством установления стадии болезни. Но сборники с данными по отдельным локализациям опухолей врачам доступны, их можно открыть и посмотреть, как будет выглядеть статистика по тем или другим опухолям.

Важно понимать, что любую цифру, которая озвучивается, нужно воспринимать критически и смотреть, откуда она берется. Если официальные органы оглашают какие-то статистические сведения, которые кому-то кажутся странными, это не значит, что их придумывают. Цифры, по крайней мере, в раковых регистрах реальные, просто нужно уметь их правильно интерпретировать.

Допустим, очень аккуратно надо подходить к показателю увеличения выявления больных онкологией на поздних стадиях. Многие склонны считать, что это индикатор плохой работы онкологической помощи. Когда у нас в регионах начали внедряться аппараты ПЭТ/КТ, мы стали видеть метастазы у тех больных, у которых до этого ничего не выявлялось. Просто раньше не было такой аппаратуры, таких методик. А если не учитывать этого и просто поставить рядом две цифры, то появится ощущение, что у нас поздно выявляют онкологию. Но на самом деле цифры растут не потому, что все плохо. А наоборот — появляются пациенты, которых раньше просто не могли диагностировать, и они умирали. Любая попытка использовать статистические данные без должного осмысления обречена.

Вы сейчас в основном говорили о нюансах регистрации новых случаев онкологии. Но можно ли манипулировать цифрами по смертности? Ведь так просто под административным давлением пациента с онкологией записать в графу, допустим, «умер от инсульта». Статистические данные сразу улучшатся.

Еще раз говорю: онкологическая статистика у нас в стране в разы лучше статистики по другим заболеваниям. Это было показано в научных работах. Ученые из Международной лаборатории исследований населения и здоровья ВШЭ и немецкого Института демографических исследований Макса Планка смотрели различия при установлении причин смерти в регионах России — насколько они корректны, совпадают ли между регионами. В числе наименее проблемных причин были в том числе смерти от ДТП и онкологические заболевания. Как вы понимаете, смерть по причине ДТП трудно с чем-то перепутать. А то, что онкологические заболевания также вошли в этот список, косвенно свидетельствует о том, что качество установления данной причины смерти лучше, чем других причин.

Могу открыть вам большой секрет, который вовсе и не секрет, но в него никто не верит. Смертность от онкологических заболеваний в России снижается уже долгие годы. Например, до 1990 года она росла, а после плавно идет вниз.

Но Минздрав отчитывается, что лишь в 2017 году пошло снижение, а до этого онкология росла.

Тут нет противоречий. Есть абсолютные цифры и стандартизированные показатели, которые рассчитываются с учетом возрастного состава населения. Это очень важно. Потому что население стареет, и если мы будем брать голые цифры, то количество умерших будет расти ровно потому, что у нас становится больше людей старшего возраста. Эта методика применяется во всем мире. Простой пример: в 2007 году в России было зарегистрировано около 22 800 смертей от рака молочной железы, а в 2015 — 23 000. То есть вроде бы есть рост. Но при этом стандартизованный показатель в 2007 году был 17,2 смерти на 100 000 женщин, а в 2015-м составил 15,2. То есть стандартизованный показатель смертности от рака молочной железы снижается.

Выходит, мы зря критикуем российскую онкологию? На самом деле она работает замечательно?

Снижение смертности от рака в основном идет из-за значительного сокращения опухолей легкого и желудка. И связано это скорее с немедицинскими вещами. У нас снижается распространенность курения — а это чуть ли не ведущий фактор риска рака. Если взять всех онкологических больных, которые умирали в Советском Союзе и в России, то чуть больше трети погибали из-за курения, особенно среди мужчин. Сейчас с каждым годом смертность у нас снижается и, надеюсь, будет дальше снижаться благодаря программе по ограничению распространения табака. И что еще интересно — смертность от рака легкого у российских женщин низкая и отстает от Европы лет на 20. Но это как раз тот случай, когда нагонять не надо.

Рак желудка — такое заболевание, что хороших результатов лечения нет нигде в мире. Наряду с раком легкого это один из самых «злых» видов онкологии. Но заболеваемость и тут снижается, как ни странно, за счет использования холодильников, улучшения санитарных условий. Это уменьшает распространение бактерии хеликобактер пилори, которая вызывает болезнь. Возможно, люди также стали потреблять меньше соли, которая тоже является фактором риска развития рака желудка.

А вот снижение смертности от рака молочной железы и рака кишечника может быть связано с увеличением эффективности лечения.

Рак является одной из основных причин смерти в мире; так, в 2018 г. от этого заболевания умерли 9,6 млн человек.

Наиболее распространенными видами рака являются:

  • рак легких (2,09 млн случаев смерти);
  • рак молочной железы (2,09 млн случаев);
  • рак толстой и прямой кишки (1,80 млн случаев);
  • рак предстательной железы (1,28 млн случаев);
  • рак кожи (немеланомный) (1,04 млн случаев);
  • рак желудка (1,03 млн случаев).

Наиболее часто смерть наступает от следующих видов рака:

  • рак легких (1,76 млн случаев смерти);
  • рак толстой и прямой кишки (862 000 случаев);
  • рак желудка (783 000 случаев смерти);
  • рак печени (782 000 случаев смерти);
  • рак молочной железы (627 000 случаев).

Что вызывает рак?

Рак возникает в результате преобразования нормальных клеток в опухолевые клетки в ходе многоэтапного процесса, в ходе которого предраковое поражение переходит в злокачественную опухоль. Эти изменения происходят в результате взаимодействия между генетическими факторами человека и тремя категориями внешних факторов, включающих:

  • физические канцерогены, такие как ультрафиолетовое и ионизирующее излучение;
  • химические канцерогены, такие как асбест, компоненты табачного дыма, афлатоксины (загрязнители пищевых продуктов) и мышьяк (загрязнитель питьевой воды);
  • биологические канцерогены, такие как инфекции, вызываемые некоторыми вирусами, бактериями или паразитами.

ВОЗ через свое Международное агентство по изучению рака (МАИР) осуществляет классификацию канцерогенных факторов.

Еще одним основополагающим фактором развития рака является старение. С возрастом заболеваемость раком резко возрастает, вероятнее всего, в связи с накоплением факторов риска развития определенных раковых заболеваний. Общее накопление рисков усугубляется тенденцией к снижению эффективности механизмов обновления клеток по мере старения человека.

Факторы риска развития раковых заболеваний

Основными факторами риска развития рака в мире являются употребление табака, употребление алкоголя, нездоровое питание и отсутствие физической активности; они же представляют собой основные четыре общих фактора риска возникновения других неинфекционных заболеваний.

Факторами риска развития рака являются некоторые хронические инфекции, особенно в странах с низким и средним уровнем доходов. Канцерогенные инфекции, в том числе Helicobacter pylori, вирус папилломы человека (ВПЧ), вирус гепатита B, вирус гепатита C и вирус Эпштейна-Барра были названы причиной примерно 15% случаев рака, диагностированных в 2012 г. (3).

Вирус гепатита B и C и некоторые типы ВПЧ повышают риск рака печени и шейки матки, соответственно. ВИЧ-инфекция значительно повышает риск развития рака, например рака шейки матки.

Как можно уменьшить бремя рака?

В настоящее время можно предотвратить возникновение 30–50% раковых заболеваний, если избегать факторов риска и осуществлять соответствующие стратегии профилактики, основанные на фактических данных. Кроме того, бремя рака можно уменьшить путем раннего выявления рака и ведения пациентов, у которых развиваются онкологические заболевания. При ранней диагностике и соответствующем лечении существует высокая вероятность излечения многих видов рака.

Читайте также:  Смертельные болезни печени

Изменение и предотвращение факторов риска

Уменьшения бремени рака можно достичь путем изменения или предотвращения основных факторов риска. Эти факторы риска включают в себя следущее:

  • употребление табака, в том числе курение сигарет и употребление бездымного табака
  • избыточная масса тела или ожирение;
  • нездоровое питание с низким уровнем потребления фруктов и овощей;
  • отсутствие физической активности;
  • употребление алкоголя;
  • заражение ВПЧ, происходящее половым путем;
  • заражение гепатитом или другими канцерогенными инфекциями;
  • ионизирующее и ультрафиолетовое излучение;
  • загрязнение воздуха в городах;
  • задымленность помещений в результате использования в домах твердых видов топлива.

Употребление табака является самым значительным фактором риска развития рака, на который приходится почти 22% глобальных случаев смерти от рака (2).

Стратегии профилактики

Для профилактики рака можно предпринимать следующее:

  • активнее избегать факторов риска, перечисленных выше;
  • проводить вакцинацию против инфекций, вызываемых ВПЧ и вирусом гепатита В;
  • бороться с источниками опасности на рабочем месте;
  • сократить воздействие ультрафиолетового излучения;
  • уменьшать воздействие ионизирующего излучения (на рабочем месте или в процессе медицинской диагностической визуализации).

Вакцинация против инфекций, вызываемых ВПЧ и вирусом гепатита В может предотвращать до 1 млн. случаев заболеваний раком ежегодно (3).

Раннее выявление

Смертность от онкологических заболеваний можно снизить, если выявлять и лечить их на ранних стадиях. Существует два компонента раннего выявления рака.

Ранняя диагностика

При раннем выявлении рака высока вероятность положительных результатов при эффективном лечении, повышается вероятность дожития, снижается заболеваемость и стоимость лечения. Раннее выявление рака и отсутствие задержек в оказании помощи могут позволить добиться значительных улучшений в жизни больных.

Ранняя диагностика состоит из трех этапов, которые должны осуществляться в комплексе и своевременно:

  • информационно-разъяснительная работа и доступ к медико-санитарной помощи;
  • клиническая оценка, постановка диагноза и определение стадии;
  • доступ к лечению.

Ранняя диагностика актуальна при любых обстоятельствах и важна при большинстве видов рака. В отсутствие ранней диагностики болезнь диагностируется на поздних стадиях, когда радикальное лечение зачастую уже не может помочь. Возможна разработка программ, направленных на уменьшение задержек и препятствий для медико-санитарной помощи и позволяющих пациентам получать лечение своевременно.

Скрининг

Цели скрининга заключаются в выявлении людей с нарушениями, позволяющими предполагать определенные раковые заболевания или предрак, и быстром направлении таких людей для диагностирования и лечения.

Эффективность программ скрининга при выявлении определенных типов рака обеспечивается использованием целесообразных тестов, их эффективным применением, увязкой с другими этапами процесса скрининга и контролем качества. Как правило программа скрининга является гораздо более сложным медико-санитарным мероприятием, чем ранняя диагностика.

Примеры методов скрининга:

  • визуальный осмотр с применением уксусной кислоты (VIA) с целью выявления рака шейки матки в странах с низким уровнем доходов;
  • тестирование на ВПЧ для выявления рака шейки матки;
  • ПАП-тест – цитологическое исследование на рак шейки матки в странах со средним и высоким уровнем дохода; и
  • маммография для выявления рака молочной железы в странах с высокоразвитыми или относительно высокоразвитыми системами здравоохранения.

Лечение

Правильно поставленный диагноз важен для назначения надлежащего и эффективного лечения, так как для каждого типа рака требуется особый режим лечения, охватывающий один или более методов, таких как хирургическое вмешательство, лучевая терапия и/или химиотерапия. Важным первым шагом являются определение целей лечения и паллиативная помощь; медико-санитарные услуги должны носить комплексный характер и быть ориентированы на людей. Основной целью является излечение рака или значительное продление жизни. Еще одна важная цель состоит в повышении качества жизни больного. Это может быть достигнуто благодаря поддерживающей терапии или паллиативной помощи и психологической поддержке.

Возможность излечения при раковых заболеваниях, выявляемых на ранних стадиях

Некоторые из самых распространенных типов рака, такие как рак молочной железы, рак шейки матки, рак полости рта и рак толстого кишечника, имеют высокие показатели эффективности лечения при условии их раннего выявления и лечения с применением передовых практических методов.

Возможность излечения при некоторых других раковых заболеваниях

Некоторые типы рака, даже такие, при которых раковые клетки распространяются в другие части тела, такие как семинома яичка, лейкемия и лимфомы у детей, имеют высокие показатели эффективности лечения при обеспечении надлежащего лечения.

Паллиативная помощь

Паллиативная помощь – это лечение, направленное в основном на облегчение вызываемых раком симптомов, а не на излечение, и на повышение качества жизни больных и их семей. Паллиативная помощь может помочь людям жить более комфортно. Это неотложная гуманитарная потребность всех людей в мире, страдающих от рака и других хронических смертельных болезней, особенно необходимая в местах с высокой долей пациентов с запущенными стадиями болезни и с низкой вероятностью излечения.

Паллиативная помощь может облегчить физические, психосоциальные и духовные проблемы более чем у 90% пациентов с запущенными стадиями рака.

Стратегии паллиативной помощи

Для облегчения боли и оказания паллиативной помощи пациентам и их семьям в условиях ограниченных ресурсов необходимы эффективные стратегии здравоохранения, включающие уход по месту жительства и в домашних условиях.

Для лечения умеренных и сильных болей, от которых страдает более 80% онкологических пациентов в терминальной стадии болезни, необходим улучшенный доступ к пероральному морфину.

Деятельность ВОЗ

В 2017 г. Всемирная ассамблея здравоохранения приняла резолюцию «Профилактика рака и борьба с ним в контексте комплексного подхода» (WHA70.12), в которой призвала правительства и ВОЗ к ускорению действий, направленных на достижение целей, указанных в Глобальном плане действий и в Повестке дня ООН в области устойчивого развития на период до 2030 г., по снижению уровней преждевременной смертности от рака.

ВОЗ и МАИР сотрудничают с другими организациями системы ООН в рамках Межучрежденческой целевой группы ООН по профилактике неинфекционных заболеваний и борьбе с ними и с партнерами для достижения следующих целей:

  • усилить приверженность политическим обязательствам в области профилактики рака и борьбы с ним;
  • координировать и проводить научные исследования в области причин развития рака человека и механизмов онкогенеза;
  • осуществлять мониторинг бремени рака (в рамках деятельности Глобальной инициативы по регистрации раковых заболеваний);
  • определять наиболее выгодные и другие эффективные по стоимости приоритетные стратегии профилактики рака и борьбы с ним;
  • разрабатывать нормы и инструменты для управления планированием и осуществления мероприятий в области профилактики, ранней диагностики, скрининга, лечения, а также паллиативной помощи и помощи людям после окончания лечения, в том числе в случае рака в детском возрасте;
  • усиливать системы здравоохранения на национальном и местном уровнях для предоставления лекарственных препаратов и медицинской помощи онкологическим пациентам, в том числе улучшать доступ к лечению рака;
  • составить повестку дня в области профилактики рака и борьбы с ним в рамках Глобального доклада о раке;
  • обеспечивать глобальное лидерство, а также техническое содействие для оказания поддержки правительствам и их партнерам в разработке и обеспечении устойчивости высококачественных программ борьбы с раком шейки матки в рамках Глобальной совместной программы ООН по профилактике рака шейки матки; и
  • оказывать техническое содействие для быстрой и эффективной передачи странам информации о мероприятиях, проводимых с применением передовых практических методов.
Источники

(2) Lyon, France: International Agency for Research on Cancer; 2013.

GBD 2015 Risk Factors Collaborators. Global, regional, and national comparative risk assessment of 79 behavioural, environmental and occupational, and metabolic risks or clusters of risks, 1990-2015: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2015. Lancet. 2016 Oct;388(10053):1659-1724.

(3) Plummer M, de Martel C, Vignat J, Ferlay J, Bray F, Franceschi S. Global burden of cancers attributable to infections in 2012: a synthetic analysis. Lancet Glob Health. 2016 Sep;4(9):e609-16. doi: 10.1016/S2214-109X(16)30143-7.

Оцените статью
MyPochki.ru
Добавить комментарий

Adblock detector